22 заметки с тегом

книги2018

20 декабря   книги2018   прочитала   рекомендую

Прочитала «Самый богатый человек в Вавилоне»

★★★★☆ Книга на Литресе.

Книга о том, что сначала надо платить себе, а не другим — и как это сделать. Написана очень легко и убедительно в виде рассказов вавилонских мудрецов.

Ключевая идея — часть всех заработанных вами денег принадлежит вам. Из каждых десяти монет, которые кладутся в кошелек, тратить нужно только девять. Так человек превращается из простого работника, зарабатывающего деньги своим трудом, в человека, живущего на доходы от своего золота.

О сбережении денег

— Сколько из заработанного ты отдал за последний месяц? А за год? Глупец! Ты платишь кому угодно, кроме себя. Все заработанное тобой уходит другим. Ну, так будь тогда рабом и работай за еду и одежду, которую сочтет нужным дать тебе твой господин. Ты отыщешь путь к богатству, когда решишь, что часть всех заработанных тобой денег принадлежит тебе. В первую очередь расплатись с собой. Не плати портному и обувщику больше, чем ты можешь себе позволить из оставшегося.

— Распределяй свои траты так, чтобы у тебя хватило денег на насущные нужды, на развлечения и на удовлетворение своих основных желаний, не тратя при этом больше девяти десятых от заработка.

— Чего вы хотите больше всего? Удовлетворения ежедневных насущных нужд вроде драгоценных камней, каких-нибудь красивых побрякушек, нарядной одежды, вкусной еды? Все это вещи быстро преходящие, о которых вы на следующий день забудете. Или вы хотите иметь настоящие ценности: золото, землю, скот, торговлю, доходные вложения? Монеты, которые вы вынимаете из своего кошелька, приносят вам первое. Те же монеты, которые остаются в кошельке, приносят второе.

— Не путайте насущные нужды с вашими желаниями. У каждого из вас больше желаний, чем вы можете себе позволить на заработанные деньги. Поэтому сбереженные монеты и уходят на удовлетворение этих желаний. Но неудовлетворенных всегда остается больше. Подобно тому, как сорняки процветают в поле, если крестьянин оставляет достаточно места для их корней, так и желания растут в человеке, если у него есть возможность удовлетворить их.

О вложении денег

— Богатство человека — это не те деньги, что он носит с собой в кошельке. Это доход, который он себе обеспечивает, это золотой поток, который постоянно течет в его кошелек и заставляет его толстеть все больше.

— Заставьте каждую монету работать, чтобы она воспроизводила себя подобных, словно скот в поле, и направляла постоянные потоки богатства в ваш кошелек.

— Принцип вложения денег — это обеспечение сохранности основного капитала. Мудро ли искать больших прибылей, если основные сбережения могут быть при этом потеряны?

— Оберегайте свои сбережения от пропажи, вкладывая их только в надежное дело и будучи уверенным, что вы получите их назад с прибылью. Советуйтесь с мудрыми людьми. Советы знающих оцениваются на вес золота. Если тебе понадобится совет насчет драгоценностей, иди к ювелиру. Если тебе захочется что-нибудь узнать про овец, иди к пастуху. Не ходи к ювелиру узнавать насчет овец.

— Удача отворачивается от тугодумов. Если видишь, что дело спорое, поскорее принмай решение. Тот, кто использует возможности, обращает на себя внимание богини удачи. Она всегда готова помочь тем, кто ей служит. А лучше всего ей служат люди дела.

О том, как давать в долг

— То, что ты заработал своим трудом, принадлежит только тебе, и ты ни с кем не обязан делиться, если только сам не изъявишь желания.

— Лучше малая предосторожность, чем большие сожаления. Я стал ростовщиком, потому что у меня больше золота, чем я могу использовать в своей торговле. Я хочу, чтобы мое золото работало для других, но в то же время приносило и мне деньги. Я не хочу его терять попусту, потому что я долго трудился, чтобы заработать его. Поэтому я не даю в долг, если не уверен, что дело надежное и мое золото вернется ко мне.

О жизненной позиции

— Там, где есть цель, отыщется и дорога. Мы нашли дорогу в Вавилон, потому что душа свободного человека видит жизнь как череду проблем, которые нужно решать, и решает их, а душа раба только стонет: «Что я могу сделать, если я раб?»

24 ноября   книги2018   прочитала   рекомендую

Прочитала «Богатый папа, бедный папа» Роберта Кийосаки

★★★☆☆ Книга на Литресе.

У богатых и бедных людей разная психология. Кийосаки предлагает изменить отношение к деньгам и мыслить как богатые: «Бедняки и средний класс работают за деньги. Богатые заставляют деньги работать на себя».

Главная идея: думать об активах, а не о доходах. Знать разницу между активом и пассивом и приобретать только активы. Актив — то, что приносит деньги в карман. Пассив — то, что вынимает деньги из кармана.

Акции, которые растут в цене и приносят процент, — это актив. Купленные в кредит машина или квартира, которые надо обслуживать, — это пассив.

Логика бедного человека: заработать → потратить → остаток отложить.
Остатка никогда не остается.

Логика богатого человека: заработать → инвестировать → заработать на инвестициях → часть инвестировать, часть потратить.

Это самый полезный совет, который есть в книге. Остальное — примеры гениальных сделок, общие слова и громкие призывы вырваться из «крысиных бегов».

Кийосаки способен убедить, что надо мыслить как богатые, но не может назвать конкретные шаги.

Общая рекомандация — развавать финансовый интеллект и изучать:
— бухгалтерский учет: умение читать цифры;
— инвестирование: науку, как деньги делают деньги;
— понимание рынков: науку о спросе и предложении;
— законодательство: систему разрешенных лазеек для экономии.

Книги, которые рекомендует Кийосаки: «Самый богатый человек в Вавилоне», «Думай и богатей», «Почему мы хотим, чтобы вы были богаты», книги о корпорациях Гарретта Саттона.

* * *

Цитаты — мотивирующие, но часто избитые:

— Быстро принимай решение. Возможности приходят и уходят.

— В «не хочу» кроется ключ к успеху. Если ты не хочешь что-то делать, возможно, это не твоя работа. Найми кого-то, кто будет выполнять твои «не хочу», а сама продолжай делать свою работу, которая приносит деньги.

— В жизни побеждают не умные, а отважные, потому что они делают. Как в школе: умные знают правильный ответ, но им страшно его сказать. Отважные не знают — но рискуют. В жизни надо научиться рисковать.

— Люди считают, что их эксплуатируют, потому что им мало платят. На самом деле они эксплуатируют сами себя. Они мучимы желаниями и страхом, поэтому хотят денег, чтобы избавиться и от того, и от другого. Но работа — это краткосрочное решение долгосрочной проблемы. В долгосрочной перспективе важно не заработать деньги, а сохранить.

— Погонщик вешает перед осликом морковку, чтобы он бежал за ней весь день. Также и люди придумывают себе морковки — машины, дома, яхты, за которыми не видят общей картины.

— JOB: just over broke, или на грани банкротства. Работники работают ровно столько, чтобы их не уволили. Компании платят ровно столько, чтобы от них не уволились.

— Элеонора Рузвельт: «Делайте то, что в душе вы считаете правильным, потому что вас все равно будут критиковать».

— Поражение может превратить нас в победителей. Помните об Аламо!

— В школе учат разговорами. Жизнь учит, когда бьет тебя. Ты либо принимаешь ее удары, либо злишься и действуешь. Немногие усваивают урок и идут дальше.

— Если ты найдешь проблему в другом, то придется изменить его, что не всегда возможно. Если найдешь проблему в себе, то придется изменяться самому, попутно чему-то научившись.

— Говори правду самому себе. Признавайся себе в эмоциях и чувствах. Смотри на них с точки зрения разума, а не идите на поводу у эмоций.

2018   книги2018   прочитала

Прочитала «Призвание» Генри Марша

★★★☆☆ Книга на Литресе.

Взахлеб прочитав «Не навреди», полную ироничных и пронзительных историй от британского нейрохирурга, я тут же взялась за вторую его книгу — «Призвание».

Она оказалось совершенно другой: медленной и философской. Генри Марш больше не решительный врач, вершитель судеб. Он живой человек, который собирает сундуки с креплением «ласточкин хвост», делает окна с килевыми арками и вспоминает о детстве — времени, когда у людей были амбары и фруктовые сады. А иногда даже жалуется, как изменился мир и стандарты медицины.

«Призвание» похоже скорее на рассказы «Из воспоминаний сельского ветеринара» Джеймса Хэрриота — вроде и про нейрохирургию, а на самом деле про уклад жизни и приходящую старость. В этом есть свое обаяние. Мне приятно было отвлечься от потока нон-фикшена, но все лучше осталось в «Не навреди».

Книги, которые рекомендует Марш: романы Реймонда Чандлера, «Открытое общество и его враги» Карла Поппера.

О старении

— Мне иногда кажется, что между имуществом и счастьем взаимосвязь такая же, как между витаминами и здоровьем. При серьезном дефиците витаминов мы заболеваем, однако их избыток тоже не делает нас здоровее.

— Я был убежден, что нейрохирурги — раз уж они имеют дело с мозгом, в котором рождаются человеческие мысли и чувства, — необычайно мудрые люди, что уж им-то наверняка удалось постичь глубочайший смысл жизни.

В молодости я просто принял к сведению, что физическое вещество нашего мозга производит на свет нематериальные мысли и чувства. И я верил, будто работу мозга можно объяснить и понять. Однако, став старше, я пришел к выводу, что мы не имеем ни малейшего представления о том, как именно в физической материи зарождается неосязаемое сознание.

Этот факт все больше и больше подпитывал мое любопытство и восхищение, но одновременно меня тревожило понимание того, что мой мозг — подобно всем остальным органам моего тела — стареет, что стареет мое «я», и мне никак не узнать, что конкретно во мне могло измениться.

— Со временем я стал мудрее и научился лучше себя контролировать. Правда, меня не покидает мысль о том, что это может быть связано и с возрастным замедлением работы нервных контуров мозга, отвечающих за эмоции.

О мозге

— Одно из самых убедительных объяснений появления мозга в процессе эволюции состоит в том, что мозг позволяет двигаться. Чтобы двигаться, мы должны предугадывать, что лежит перед нами. Мозг — это, если можно так выразиться, устройство, которое предсказывает будущее. Он создает модель внешнего мира и нашего собственного тела, что и дает нам возможность перемещаться в окружающем пространстве.

Все наше восприятие построено на домыслах мозга. Когда мы что-то видим, слышим, осязаем, чувствуем вкус или запах, головной мозг — по крайней мере так считается — использует получаемую глазами, ушами, кожей, ртом и носом информацию только для того, чтобы сравнить ее с моделью внешнего мира, которую он создал в годы нашей молодости. Если на лестнице, по которой мы спускаемся, на одну ступеньку больше или меньше, чем обычно, мы тут же теряем равновесие.

Асцидии, о которых так любят рассказывать в научно-популярных лекциях по нейробиологии, в личиночной стадии подвижны и обладают примитивной нервной системой, позволяющей им перемещаться по океану. Достигнув взрослой стадии, асцидии прикрепляются к камню. <...> Их нервная система рассасывается — потребность в ней исчезает, потому что существо перестает двигаться.

— В нас прочно укоренилось двойственное восприятие разума и материи как отделимых друг от друга сущностей. Яркий пример тому — вера в нематериальную душу, которая каким-то непонятным образом способна пережить тело и мозг. Мое «я», мое сознание, моя личность, которая пишет эти слова, не воспринимает себя как череду электрохимических реакций, хотя именно ею и является.

— Среди приматов у нас самый большой мозг и самые многочисленные социальные группы. Мы можем поддерживать личное, неформальное общение где-то со 150 людьми.

— Прогресс, как однажды заметил писатель Иван Клима, — это просто больше движения и больше мусора.

О хирургии

— Недавно появилась так называемая служба безопасности пациентов: ее цель — уменьшение числа врачебных и других ошибок, которые допускаются в больницах и нередко влекут за собой причинение серьезного вреда здоровью. Сотрудники службы безопасности пациентов охотно прибегают к аналогиям с гражданской авиацией.

Современные больницы устроены чрезвычайно сложно, и здесь многое может пойти не так. Я признаю, что без строгих инструкций не обойтись. <...> Вместе с тем у хирургии очень мало общего с управлением самолетом.

Пилотам не приходится решать, каким маршрутом лучше лететь и стоит ли в принципе идти на сопряженный с полетом риск, а потом обсуждать этот риск с пассажирами. Да и пассажиры не пациенты: они собственноручно купили билеты на самолет, тогда как пациенты определенно не хотели заболеть.

Все пассажиры почти наверняка переживут полет, в то время как многим пациентам не суждено покинуть больницу живыми. Пассажиры не нуждаются в постоянной поддержке и утешении. <...> В самолетах нет встревоженных, требующих объяснений родственников, с которыми врачи неизменно имеют дело.

Когда самолет разбивается, пилот обычно погибает вместе с пассажирами. Если же неприятность происходит во время операции, то хирург остается в живых и затем несет на себе чудовищное бремя вины. Хирург берет вину на себя в любом случае, несмотря на все разговоры о том, что поиск виновного в таких ситуациях не главное.

О честности врачей с пациентами и с самими собой

— По современным оценкам, 75% всех медицинских расходов в жизни человека приходится на ее последние шесть месяцев. Такова цена надежды — надежды, которая, если верить теории вероятностей, зачастую оказывается бесплодной. Как результат — мы подвергаем чудовищным мукам себя и возлагаем неподъемные расходы на общество.

— Я рассказал, насколько тяжело врачу быть честным с пациентами. Мы узнаем об этом сразу же, как только получаем диплом и надеваем белый халат. Едва на наши плечи ложится ответственность за пациентов, пусть и не в полном объеме, мы начинаем осваивать науку притворства.

Ничто так не пугает больных, как неуверенный в себе врач, особенно если он молод. Кроме того, пациентам нужно не только лечение, но и надежда на выздоровление. И мы быстро учимся делать вид, что знаем и умеем больше, чем в действительности, стремясь хоть немного оградить пациентов от пугающей реальности.

А лучший способ ввести в заблуждение других — это прежде всего обмануть себя. Только так можно не выдать себя бессознательными жестами, по которым люди легко определяют, когда им врут. Таким образом, самообман — важный и даже необходимый клинический навык, которым каждый врач должен овладеть на заре карьеры.

Но когда мы взрослеем, становимся по-настоящему опытными и компетентными, настает пора избавиться от этой привычки. Старших врачей, как и высокопоставленных политиков, зачастую портит власть, сосредоточенная в их руках, и отсутствие рядом с ними людей, готовых говорить правду. Тем не менее мы продолжаем совершать ошибки на протяжении всей карьеры и на этих ошибках неизбежно учимся гораздо большему, чем на своих успехах.

Успех не учит нас ничему и лишь подпитывает наше самодовольство. На ошибках же можно учиться, но только при условии, что мы их признаем — если не перед коллегами и пациентами, то хотя бы перед собой. А чтобы признавать свои ошибки, необходимо бороться с самообманом, который был столь необходим нам в начале врачебной карьеры.

Когда хирург советует пациенту согласиться на операцию, он фактически подразумевает, что риск, связанный с операцией, меньше риска, связанного с отказом от нее. Однако в медицине ничто и никогда не бывает известно наверняка — мы постоянно сравниваем вероятности и почти никогда не можем с уверенностью утверждать, к чему приведет тот или иной выбор. Следовательно, мы должны руководствоваться не только знаниями, но и критическим мышлением.

Обсуждая с пациентом риск, которым чревата операция, я должен опираться не на сухую статистику из учебников, а на аналогичные случаи из собственной практики — я должен сказать ему, насколько велик риск того, что операцию проведу именно я. Но у большинства хирургов исключительно плохая память на собственные неудачи, они ненавидят признаваться в неопытности и, беседуя с пациентами, как правило, сильно недооценивают риск операции.

Впрочем, даже если пациент «хорошо перенес» операцию и после нее не возникло осложнений, все равно она могла быть ошибкой: возможно, пациент и вовсе не нуждался в операции, а жаждущий оперировать хирург переоценил риск, связанный с отказом от нее.

О счастье

— Я погружаюсь в дрему, думая о том, как сильно хочу вернуться домой. Я вспоминают домик смотрителя шлюза. Мысленно обхожу одичалый, заросший сад. На яблонях только что начали распускаться крохотные почки, и я вижу плотно скрученные розово-белые лепестки, которым не терпится попасть в этот мир.

Идет дождь, в воздухе пахнет весной. От дождя на водной глади озера появляются миллионы маленьких кругов. Два лебедя тут как тут — величаво проплывают мимо зарослей камыша. Я обязательно смастерю домик для совы и повешу его на берегу озера, выбрав иву повыше. А по ночам я буду пускать в дело совиный манок, купленный недавно. Кто знает, вдруг удастся убедить какую-нибудь сову обосноваться в домике?

2018   книги2018   прочитала

Прочитала «Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии» Генри Марша

★★★★★ Книга на Литресе.

Выдающийся нейрохирург Генри Марш написал искреннюю, трогательную и ироничную книгу о том, как живется получеловеку-полубогу, — врачу, который каждый день проводит несколько сложных операций на живом человеческом мозге.

Для меня в книге три интересных темы:
— проблема души и материи: как в голове, состоящей из воды и белков, рождаются эмоции и переживания;
— признания и переживания нейрохирурга: страх, неудачи и отчаянная нужда, чтобы в тебя верили;
— внутренняя борьба с медицинской статистикой и врачебным цинизмом: нейрохирургия — это грань между жизнью и смертью — как жить с этим и рассказывать об этом пациентам и их родным.

Кажется, что книга будет сложной и страшной, но на самом деле она добрая и обнадеживающая.

Вопросы, о которых забывают перепуганные пациенты перед операцией:
— я хочу быть уверен, что операцию сделаете именно вы, а не ваш интерн/ординатор/стажер;
— сколько подобных операций провели лично вы?

Человеческие мысли, душа и электрохимические импульсы

— Идея о том, что наконечник отсоса прокладывает себе путь через человеческие мысли, эмоции и разум, что память и рассудок состоят из этой вот студенистой массы, — слишком странная для того, чтобы просто так принять ее.

— Неужели мысли, которые рождаются в моей голове, когда я смотрю на этот здоровенный кусок жира и белка, покрытый кровеносными сосудами, действительно состоят из такого же вещества. И ответ неизменно один и тот же: да, это так. Однако сама мысль об этом настолько абсурдна, настолько безумна, что мне не остается ничего другого, кроме как вернуться к операции.

— Сознание, которое в данный момент рождает вот эти самые слова, в действительности представляет собой череду электрохимических взаимодействий между сотнями миллиардов нервных клеток.

— Тот удивительный факт, что грубая материя может порождать сознание и способность к восприятию, в неврологии называется загадкой перцептивного связывания, к объяснению которой никто пока и близко не подступился. С точки зрения неврологии существование души крайне маловероятно, поскольку все, что мы думаем и чувствуем, — не больше и не меньше, чем обмен электрохимическими импульсами между нервными клетками.

Признания и переживания нейрохирурга

— Величайшее достижение хирурга — выздоровевшие пациенты, которые напрочь о нем забывают. После успешной операции любой человек поначалу испытывает по отношению к хирургу неподдельную благодарность. Но если со временем она никуда не девается, это, как правило, означает, что проблема не была решена и человек опасается, что когда-нибудь ему вновь понадобятся наши услуги.

Такие бывшие пациенты считают, что нас нужно всячески задабривать, словно мы злые божества или по меньшей мере непредсказуемые повелители чужих судеб. Они приносят нам подарки и посылают открытки. Они называют нас героями, а иногда и богами.

Вместе с тем самый крупный успех для нас — это когда пациенты возвращаются домой, к прежней жизни, и больше никогда с нами не видятся.

— Ненавижу разговаривать с пациентами утром перед операцией. Предпочитаю избегать напоминаний о том, что они живые люди, одолеваемые страхом, и, кроме того, не хочу, чтобы они начали подозревать, что я и сам волнуюсь не меньше их.

— Каждый день я принимаю несколько десятков решений, которые в случае ошибки могут привести к чудовищным последствиям. Моим пациентам отчаянно нужна вера в меня, а значит, я и сам должен в себя верить.

— Когда я получаю подобное письмо или же оповещение от юриста о намерении пациента подать на меня в суд, то неизбежно осознаю, насколько глубока пропасть, по краю которой ежедневно хожу.

— Нет никаких доказательств того, что полное бритье головы, которое в прошлом считалось обязательным и из-за которого пациент становился похожим на заключенного, хоть как-то понижает вероятность развития послеоперационной инфекции, а ведь это основная официальная причина для данной манипуляции. Я же подозреваю, что настоящая причина — хотя открыто об этом, разумеется, никто не говорил, — крылась в том, что отсутствие волос обезличивает больного и, таким образом, хирургу гораздо легче проводить операцию на мозге.

— Каждый хирург несет в себе небольшое кладбище, на которое время от времени ходит помолиться, — средоточие горечи и сожалений, где ему следует искать причины своих неудач.

Внутренняя борьба, медицинская статистика и врачебный цинизм

— Иногда у пациента нет ни малейшего шанса. Можно провести операцию, но даже если пациент выживет, он на всю жизнь останется безнадежно парализованным, потеряет дар речи и столкнется с ужасающими изменениями личности. В этот момент его судьбу решают родственники — и очень важно, что им скажет врач.

Если сказать: «Мы можем прооперировать пациента и удалить поврежденную часть мозга, тем самым сохранив ему жизнь», то они непременно захотят, чтобы пациента прооперировали. Если же вместо этого сказать: «Нет практически никаких шансов на то, что после операции он вернется к полноценной жизни. Он на всю жизнь останется парализованным инвалидом. Захотел бы он так жить?», то родственники скорее всего ответят совершенно иначе.

Ведь на самом деле врач спрашивает: «Любите ли вы его настолько, чтобы ухаживать за парализованным инвалидом до конца его дней?» — и у родственников не остается выбора.

— С годами я начал охотнее признавать, что стоило бы позволить человеку умереть, если вероятность его возврата к полноценной жизни ничтожна.

— Проблема, разумеется, в том, что часто я не могу точно сказать, насколько ничтожна эта вероятность: будущее всегда остается неопределенным. Проще всего брать и оперировать в любой ситуации, стараясь не думать о том, что результатом такого «лечения вопреки всему» станет множество выживших людей с серьезнейшими повреждениями мозга.

— Опухоли различаются по степени злокачественности, и никогда не знаешь, что именно произойдет с конкретным пациентом: всегда есть те, кому удается прожить с болезнью долгие годы. Но это отнюдь не случаи чудесного исцеления, а лишь статистические выбросы.

— «Вы ведь понимаете, — хотелось мне спросить практичных экономистов и медиков, — что единственная польза этого лекарства заключается в том, чтобы дать умирающим пациентам надежду? Надежду на то, что они станут той самой статистической ошибкой и проживут дольше среднего значения? Как можно оценить пользу надежды?» Но я не осмелился.

— Мало кто из людей, не имеющих отношения к медицине, понимает, что больше всего врачей терзает неопределенность, а не то, что они постоянно сталкиваются с человеческими муками и смертями. Не так уж сложно позволить кому-то умереть, если совершенно точно знаешь, что никак не сможешь ему помочь.

— В нейрохирургии смерть — неизбежное следствие базнадежной травмы головы или кровоизлияния в мозг. Она наступает тихо и мирно, когда врач констатирует смерть головного мозга и аппарат вентиляции легких отключают. Тут нет предсмертных слов или последнего вздоха — есть лишь поворот нескольких переключателей, после чего аппарат перестает работать.

Если кардиомонитор при этом остался подключен — обычно его убирают, — то на нем можно увидеть, как сердце (его дуары отображаются в иде извилистой линии из красных светодиодов) начинает биться все более и более неравномерно, из последних сил пытаясь выжить в отсутствие кислорода.

Через несколько минут оно останавливается в полной тишине, и линия на мониторе становится прямой.

— Я объясняю, что пациенту обязательно нужна операция, но вероятность паралича правой половины тела и возможной утраты речи «не превышает пяти процентов». Звучало бы совсем иначе, скажи я «целых пять процентов» соответствующим мрачным голосом. На этом этапе почти каждый пацент замечает, что любая операция сопряжена с риском.

Я соглашаюсь, но подчеркиваю, что некоторые риски куда серьезнее остальных. Проблема с нейрохирургией в том, что последствия даже крошечного сбоя могут быть катастрофическими. Если операция выходит из-под контроля, то для пациента это означает трагедию на все сто процентов, хотя для меня она вписывается в рамки тех же пяти процентов.

2018   книги2018   прочитала   рекомендую

Прочитала «Sapiens» Юваля Ной Харари

★★★★★ Книга на Литресе.

Необычайно увлекательная история человеческого вида через призму эволюционной биологии. Размышления о науке, статистике и философии, изданные в виде цельного повествования. Одна из тех книг, которые бессмысленно пересказывать, но хочется обсуждать с друзьями главу за главой.

Мне было интереснее всего читать про эволюцию «обезьяна → человеческие виды → вид Sapiens» и критику аграрной революции — возможно, потому, что раньше я ничего не читала на эту тему.

Конспекта не будет, но вот запомнившиеся фрагменты.

Обезьяна → человеческие виды → вид Sapiens

— В школе мы смотрим на линейную модель эволюции: сначала были обезьяны, потом австралопитеки, затем человек умелый, человек прямоходящий... — и вот, наконец, человек разумный. На самом деле эволюция человека нелинейна. Человеческий вид не развивался от одного к другому, постепено улучшая свои способности. Разные виды людей жили на планете одновременно — еще за 8000 лет до н. э. на планете жило несколько видов человека. Но потом Homo Sapiens их все выдавил.

— Наткнувшись на неандертальцев, сапиенсы провели первую и самую радикальную этническую чистку в своей мрачной истории.

— Теория межвидового скрещивания vs. теория вытеснения. Первая: расселяясь по всей планете, Homo Sapiens скрещивался с красотками других видов, постепенно их ассимилируя, и таким образом современный человек унаследовал их черты. Вторая: встречая непохожих на себя людей, Homo Sapiens испытывал к ним ненависть, вытеснял и истреблял. Случайно получившиеся дети не давали потомства, так как уже накопились чрезмерные межвидовые различия между Homo Sapiens и другими людьми.

Если верна теория вытеснения, то у всех живущих сейчас людей одна и та же генетическая наследственность, а расовые отличия ничтожны. Иными словами, гены всех современных сапиенсов можно последить до небольшой группы Homo Sapiens, вышедшей из Африки 70 тысяч лет назад. Если верна теория скрещивания, то генетические различия между африканцами, европейцами и азиатами могут быть принципиальными. Точного ответа на этот вопрос пока нет.

— Каменный век — на самом деле деревянный век, но деревянные орудия не сохранились.

— Ключевые изменения в человеческой биологии произошли из-за требовательного, развивающегося мозга. Мозг составляет 2-3% веса, но в покое потребляет 20% всей энергии. Невозможно было поддерживать и все прежние системы в организме, и растущий мозг.

Мозг вынуждал человека перераспределять энергию. Сначала люди пожертвовали мышцами, отдав их энергию нейронам. Потом сдался кишечник. Какое-то время объемный кишечник и растущий мозг конкурировали, но потом человек освоил огонь, и нужда в большом травоядном кишечнике отпала. Кишечник уменьшился, а мозг увеличился.

— Одновременно в природе шли два процесса: человек умнел и становился прямоходящим. Головы младенцев увеличивались, а бедра у прямоходящих женщин сужались. В результате естественный отбор стал поощрять преждевременные роды: женщины, рожавшие детей недоношенными, пока череп еще недоразвит и мягок, чаще выживали — и давали больше потомства.

— Млекопитающие появляются на свет уже готовыми, а человеческие младенцы на фоне других животных рождаются недоношенными. Одинакая мать не может одновременно охотиться и оберегать беззащитное потомство, и человек научился формировать племена и общины.

— Ключевое отличие современного человека от животных — способность собираться и коммуницировать в больших сообществах незнакомых людей.

— Некоторые ученые считают, что экологическая ниша человека — извлечение костного мозга из скелетов давно обглоданных животных. До недавних пор род Homo занимал не верхние, а средние позиции в пищевой пирамиде.

Только в последние 100 тысяч лет, с появлением Homo Sapiens, мы стали верхним звеном — и до сих пор не знаем, как себя вести. В отличие от львов и акул, мы не шли к этому миллионы лет эволюции. Человечество — это стадо овец, внезапно завладевшее танками и атомными боеголовками.

2018   книги2018   прочитала   рекомендую

Прочитала «Не работайте с мудаками» Роберта Саттона

★★☆☆☆ Книга на Литресе.

Книга про издевательство и психологическое насилие на работе. По сути книга одной мысли, которая уже высказана на обложке: не работайте с мудаками. Больше никаких советов или рецептов нет, вся книга — примеры мудачества вокруг нас.

Вы найдете в книге отдушину, если у вас гадкий босс, коллеги вредят друг другу, а в компании атмосфера всеобщего склочничества. Наверное, поэтому у нее такие высокие рейтинги: люди читают про других несчастных, которые тоже мучаются от агрессивного поведения окружающих, и чувствуют себя лучше.

Если вам такая терапия не нужна, то просто не работайте с мудаками — а книгу читать нет смысла.

2018   книги2018   прочитала

Прочитала пять книг «Игры престолов» Джорджа Мартина

★★★★★ Книги на Литресе.

Я хотела эпическое чтение на все лето, как в школьные времена, — и его получила. Я люблю, но последнее время мало читаю фентези, а эта серия меня совершенно захватила. Восхитительная глубина мира, разные характеры и повороты сюжета, которые ни за что не предугадать.

С ужасом думаю, сколько времени я ухнула, чтобы прочитать 26 962 экрана текста, но совершенно не жалею. Присоединяюсь к армии поклонников, которые требуют, чтобы Джордж Мартин писал быстрее, и боятся, что он не доживет до конца эпопеи.

Постоянно держит в напряжении. Ночь темна и полна ужасов. Зима близко!

2018   книги2018   прочитала
Ранее Ctrl + ↓